Сегодня в центре внимания портала одна из мощнейших работ Стивена Кинга«Жребий». Он же — «Салимов Удел», «Участь Салема»Салем… Еще в 17 веке этот городок прославился жуткой историей — процессом салемских ведьм… Все началось с того, что в провинциальном американском городке стали пропадать люди — поодиночке и целыми семьями. Их не могли найти ни родственники, ни даже полиция. А когда надежда исчезла, казалось, навсегда, пропавшие вернулись, и городок содрогнулся от ужаса… Это не типичная вампирская хоррор-стори. На мой взгляд, книга во многом опередила своё время и передала атмосферу первобытного ужаса в современной оболочке. Образ главного вампира ещё не очеловечился полностью (как нынче стало модным), но и не укоренился только в зверском обличье.

Предлагаем освежить в памяти лучшие цитаты из произведения для читавших и заинтриговать тех, кто ещё не ознакомился с книгой.

Жребий. Стивен Кинг, Салемс лот, Салимов удел«Крест, хлеб и вино, исповедь — только символы. Без веры крест — простое дерево, хлеб — печеная пшеница, вино — перекисший виноград.»

«Вопрос: если посадить психолога в одну комнату с сумасшедшим и не выпускать целый год (десять лет, двадцать) то кого мы получим в результате? Двух психологов или двух сумасшедших? Ответ: недостаточно данных.»

«На поле боя атеистов не встречается, да и в интенсивной терапии неверующих практически не бывает.»

«Плакать — это как вылить вон всю память.»

«Основа всех людских страхов — приоткрытая дверь.»

«Невозможно отказать собственному телу-предателю в общении, невозможно подать на него жалобу или сделать вид, что тебя нету дома, если оно позвонит.»

«Если страх нельзя выразить словами — он непобедим.»

«Я думаю, что людям относительно легко смириться с такими вещами, как телепатия или предчувствия, поскольку их готовность поверить ничего им не стоит. Она не лишает их сна. Но мысль о том, что сотворенное человеком зло живет и после его смерти, тревожит гораздо сильнее.»

«Здравомыслие не исключает безумия.»

«Самые образованные в мире врачи стоят на невысоком островке посреди моря невежества. Мы бряцаем своими лекарскими палочками, режем цыплят и вычитываем в крови послания. Все это срабатывает на удивление долго. Белая магия.»

По словам самого Кинга, «Салимов удел» задумывался, как литературная реминисценция «Дракулы» Брэма Стокера. В своей монографии «Пляска смерти» Кинг пишет:

«… я придал своему роману намеренное сходство с „Дракулой“ Брема Стокера, и немного погодя мне начало казаться, что я играю в интересную — для меня по крайней мере — игру в литературный рекетболл. „Жребий“ — мяч, а „Дракула“ — стена, и я бью о стену, чтобы посмотреть, куда отскочит мяч, и ударить снова. Кстати, некоторые траектории были крайне интересными, и я объясняю этот факт тем, что хотя мой мяч существовал в двадцатом веке, стена была продуктом девятнадцатого».


Больше интересного в пабликах Homo Faber и Т.К.П.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *