В преддверии мощного мероприятия в Минске — Vox Diaboli II, мы решили подробнее изучить литовскую сцену. Заглянут к нам в гости сразу 2 литовских коллектива — меланхоличные Extravaganza и философские Sisyphean.

Приветствую, друзья! Так как деятельность «Sisyphean» и «Extravaganza» пересекается, параллельно буду расспрашивать вас об обоих коллективах. Расскажите, как формировался состав банд? Почему в «Extravaganza» на крупных метал-архивах ваши настоящие имена скрыты однобуквенными псевдонимами?

XTRVGNZ: Группа сформировалась, вероятно, так же, как и большинство других. Просто несколько людей захотели материализовать рвущиеся изнутри идеи и скрыться внутри стен студии от внешнего мира, как в прямом, так и в переносном смысле. Наши настоящие имена скрыты однобуквенными псевдонимами, потому что изначально мы не хотели упаковывать себя и представлять в качестве продукта только для того, чтобы его подхватили некоторые местные промоутеры или лейблы.

Sisyphean: Группа была сформирована в 2012 году, когда я вернулся обратно после некоторого времени проживания в Великобритании. Изначально мы играли странную смесь из black/thrash метала и назывались «Division».

Года образования обеих формаций совпадают – 2012 год. В этом году у вас первый юбилей, ни много ни мало – 5 лет. Расскажите о своих наблюдениях за развитием литовской black metal сцены за время существования. Чего уже успели добиться, с какими любопытными группами выступали на одной сцене? Какие имеются основные трудности и возможности в развитии начинающего коллектива в реалиях вашей страны?

ExtravaganzaXTRVGNZ: Возможность так или иначе быть частью этой сцены была всегда. Выступление на сцене не так важно, как все те люди, с которыми мы встречались. В нашей стране нет трудностей с развитием коллектива. Трудно возвращаться в прошлое и искать некоторые достижения с нашей точки зрения. Все в группе достигли чего-то, будь то преодоление себя или радикальные изменения себя. Также достижением можно считать знакомство с другими интересными творческими людьми, с которыми мы делим сцену, или даже создание собственной поменьше, чтобы скрыться от неё. Конечно, взгляд назад и поиск достижений — это интересно и может помочь в будущем.

Что касается нашего творчества, мы никогда не торопили события, не двигались слепо вперёд. Всегда были некоторые пробелы, или, точнее говоря, перерыв для отдыха, который был частью опыта. Вообще, лучшим достижением для группы в целом было оставаться верным себе, делать все по-своему, даже если другим понадобится много времени, чтобы понять это. И альбом «Priepuoliai» был огромным облегчением и достижением.

SisypheanSisyphean: Я бы сказал, что развитие литовской black metal сцены визуально, вероятно, выглядело бы как долина в горах на протяжении многих лет. Довольно драматично, но в то же время можно сказать, что black metal всегда был самым сильным жанром. В 90-е годы было довольно сильное движение с многообещающими и интересными группами, такими как Nahash, Obtest, Poccolus, Anubi, Valefar, Dissimulation, ZpoanVtenz, Ugnelakis и многими другими.

Некоторые из них выпустили неплохие альбомы, но, в общем, это повальное увлечение black metal ни к чему особенному не привело и к 2000 году большинство этих групп перестало существовать. Лишь несколько групп просуществовали дольше, делая что-то. С 2000 года по настоящее время сцена систематически имела свои взлеты и падения с группами, возникающими на более длительный или более короткий период. На этой сцене после 90-х было много откровенно плохих групп, но были и интересные, к примеру, Argharus, Svartthron и AltoriuŠešeliai.

В настоящее время мы находимся где-то посередине. Конечно, не так уж много активных групп, но есть много качественного материала. На мой взгляд, одним из самых монументальных релизов последних лет был «Lieka Tik Sienos» группы Nyksta. Выпуск нашего дебютного альбома «Illusions of Eternity» в настоящее время является самым большим достижением для нас. Самая интересная группа, с которой мы играли, была, вероятно, Blood Incantation, но на самом деле я не особо акцентирую внимание и не забочусь о том, с кем я играю на сцене.

Конечно, концепция и гармоничность групп, принимающих участие в концерте, важны, но, когда мы играем вживую, это только наше личное освобождение внутренней энергии и выражение эмоций, это то, что действительно имеет для нас значение. Говоря о трудностях и возможностях развития групп в нашей стране, я не думаю, что это чем-то отличается от групп в Беларуси. В этой части Европы все почти одинаково. Состояние наших экономик немного отличается друг от друга, но мы все из одного и того же потерянного постсоветского поколения.

Каков вклад каждого участника в создание песен?

XTRVGNZ: Мантас спускается в неизвестные части бездны через небольшое отверстие, вызванное личными ритуалами или чем-то ещё. Энергия и понятия, которые возвращаются, затем передаются другим в устной и сознательной форме, и начинается великая работа. Каждый пытается удержать эту энергию и материализовать ее в какую-то форму или животное. Иногда оно кусает в ответ и пытается освободить себя, создавая непонимание между нами. Томас обычно использует заклинания, чтобы загипнотизировать его, Камил и Альгирдас добавляют более низкие частоты и барабаны к ритуалу, чтобы напугать его и сформировать. В любом случае, требуется много работы, терпения, эмоций, чтобы укротить эту энергию, но мы в конечном итоге выигрываем, и шрамы всегда заживают. Это грязно, но нам это нравится. Искусство должно требовать какой-то жертвы от всех.

Sisyphean: В нашей группе вклад всех участников в создание песен одинаков.

Поговорим сначала о «Sisyphean». Изначально ваш коллектив имел название «Division». Почему возникла мысль поменять название на нынешнее?

Sisyphean: Когда мы начинали как black/thrash metal группа, концепцией нашего творчества были различные пост-апокалиптические темы и войны. Это клише, но в то время группа была только в начальной стадии своего развития. Мы все ещё искали себя, и в конечном итоге Sisyphean стало именем, отражающим идеи, которым мы бы хотели следовать и исследовать.

У философа-абсурдиста Альбера Камю есть фундаментальный труд – «Миф о Сизифе», в котором он поднимает основополагающий философский вопрос – «стоит ли жизнь труда быть прожитой». Как на данный вопрос вы ответили (или ответили бы) в своём творчестве?

Sisyphean: Я прекрасно знаю эту книгу, так как Альбер Камю был на самом деле одним из главных вдохновителей для всей концепции группы. Однако, ответ на этот вопрос в музыке никогда не был для нас целью. Напротив, наша философия основывается на поднятии вопросов, бросая вызов окружающей среде, в которой мы живем. То же самое происходит с литературой декадентского движения. Вопросы сами по себе существуют, но ответы никогда не были чем-то очень важным. Это непрерывный, вечный поиск и созерцание. На индивидуальном уровне это то, что вы сеете для себя. Или, как говорит сам Камю:

Буквальный смысл жизни — это то, что вы делаете, что мешает вам убить себя.

В чём для вас заключаются основные философские парадоксы жизни? И находят ли они отражение в вашей лирике?

Sisyphean: Я не совсем понимаю, что именно вы имеете в виду, так как вопрос слишком обширен, он может затронуть многие вещи в жизни. Однако, вероятно, один из наиболее распространенных из них, к которому я могу иметь отношение, заключается в том, что мы живем в довольно большом социальном открытом сообществе, но мы по-прежнему чувствуем себя одинокими. Но это не случай «судьбы», это случай выбора. События и опыт нашей жизни повлияли на формирование наших нигилистических взглядов и, очевидно, это отражается в музыке.

Концепция декаданса периодически всплывает в искусстве. А что лично для вас означает данное понятие и какое место занимает в творчестве обеих групп?

Sisyphean: Декаданс может означать много вещей и может охватывать огромное количество различных тем. В нашем случае мы приняли то, что наиболее релевантно для нас на личном уровне — смерть, самоубийство, фатализм, деградация, потеря самого себя. Это темы, которые мы так или иначе связываем с ним.

Можете рассказать о том, чем занимались в свой переходный этап творчества (смены названия в «Sisyphean»)? О своих творческих поисках. Как менялась философская концепция? Какую новую идею захотелось принести слушателям?

SisypheanSisyphean: Нашим первым релизом был EP «Perpetual Cycle of Absolution». Это был переходный релиз между старым музыкальным направлением и тем, что ещё должно было произойти. Изначально мы даже думали оставить EP под названием «Division» и только после этого перейти к новому названию со всеми новыми идеями, которые были в наших головах. За этот период мы написали довольно много материала. Часть из этого мы использовали позже, что-то служило в некоторой степени в качестве обучения, часть материала была даже записана перед альбомом, но в итоге мы решили его не выпускать.

Мы размышляли над различными идеями и нам потребовалось некоторое время, чтобы мы смогли реализовать их надлежащим образом. Однако я рад, что мы в конце концов не записали и не выпустили какой-либо промежуточный материал, потому что за этот период до дебютного альбома мы смогли понять, почему мы это делаем, зачем нам это нужно, какова наша цель. Мы смогли найти новые пути в написании музыки — как с идеологической, так и с технической точки зрения.

Говоря об идеях, мы решили просто завязать с клишеированными идеями, которые с годами перестали касаться нас лично. Мы не хотели касаться каких-либо конкретных тем или тем в целом. Я чувствовал, что у нас хватает дерьма, происходящего вокруг нас и в наших головах, и поэтому мы можем просто воплотить это в музыку. Почти всем нам в обеих группах Sisyphean и Extravaganza хватало дерьма, происходящего в жизни. Все мы являемся частью потерянного постсоветского поколения, потерянного в себе и живущего в обществе сомнений, пренебрежения и ненависти, что оказало большое влияние на наше мировоззрение. Я не могу говорить о лирической концепции Extravaganza, но в отношении Sisyphean всё это было под влиянием смерти на личном уровне. Или, точнее, под влиянием вещей, связанных с ней.

Вернёмся также ко второму проекту «Extravaganza». В чём черпаете вдохновение кроме музыки?

XTRVGNZ: Другая музыка или артисты в некотором роде являются наименее вдохновляющим аспектом для группы. Вдохновение приходит из различных форм или архетипов. Самое главное для нас — не позволить вдохновению кружить вокруг нас, пока не станет невыносимым. Другими словами, мы склонны воспринимать это и использовать его. Основное вдохновение для того, что мы делаем сейчас, приходит от снов, веществ, радикальных идей и философии, магии, восточной мифологии, славянского фольклора и сказок, оккультизма.

Есть какие-то особые «ритуалы» у групп? Например, вместе проводить время в бильярде накануне концертов?

XTRVGNZ : Мы репетируем, говорим о музыке и выступлении.

Sisyphean: Мы — социальные существа, поэтому, очевидно, что мы делаем какие-то вещи вместе, но один из этих «ритуалов» определенно не игра в бильярд. Какого-то конкретного «ритуала» у нас нет.

На данный момент у «Extravaganza» крайним релизом является «Priepuoliai». Какой посыл был вложен в данный альбом? Какие трудности или любопытные истории возникали при его создании?

XTRVGNZ: Вкратце, приступы и потрясения. Речь идет обо всем, что есть у нас внутри и как это стало достоянием общественности. Название альбома можно перевести как «приступы» или «потрясения». Это очень личный альбом для каждого участника группы, потому что мы много раз сталкивались с этим во время создания альбома. Альбом можно сравнить с индивидуумом, который вобрал в себя частичку каждого члена группы или людей вокруг нас. В конце концов, весь метафизический, даже посттравматический опыт зашифрован в текстах. Точки и чертежи прилагаются. Это всё для слушателя, чтобы он, послушав музыку и поняв лирику, смог написать финал или закончить картину сам.

Другими словами, единственное, чего мы пытались достичь с этим альбомом в отношении слушателя, — это «выкопать» яму внутри человеческого тела или разума. Создать симбиоз темных, депрессивных саундскейпов и прекрасной ностальгической музыки, которая проникает в «замочную скважину» человеческого разума, душу, как вы её называете.

Когда поклонники «Extravaganza» могут ждать выхода следующего релиза?

XTRVGNZ: У нас есть новые песни и еще кое-что, но когда это случится, сказать сложно, это непредсказуемо. Возможно, мы начнём запись альбома к концу 2017 или началу 2018 года. Весь процесс займет столько времени, сколько потребуется, чтобы полностью реализовать все идеи. Это будет гораздо более значительный, амбициозный альбом. Те, кто придут на концерт 4 ноября, смогут услышать кое-что из нового материла.

Насчёт новинок, кстати, совсем скоро у «Sisyphean» выйдет дебютный полноформатный альбом, и вы представите его белорусской публике 4 ноября. Расскажите о тех эмоциях и силах, что вложили в создание этого релиза. Он будет выдержан в таком же black/death ключе, как и ранее?

Sisyphean: На самом деле, в сети уже можно найти некоторые песни, поэтому, вы можете сами решить, как это звучит. Мы двинулись в сторону более black metal ориентированного атмосферного звука, но, конечно же, мы сохранили элементы death metal, так как это просто часть нас.

Создание альбома — результат эмоций, чувств, энергий, которые мы собрали и передали за эти годы. Нам потребовалось некоторое время, чтобы всё наконец было готово для выпуска альбома. Вероятно, из-за отсутствия достаточного опыта во всех этих операциях, но я думаю, что для выпуска дебютного альбома всегда требуется больше времени.

И традиционный вопрос о Беларуси. Какие ассоциации возникают в первую очередь при упоминании нашей страны? Можете отметить какие-то любопытные белорусские коллективы?

XTRVGNZ: Советская архитектура. К сожалению, с творчеством белорусских коллективов не знаком.

Sisyphean: Ассоциации: советская архитектура, Великое княжество Литовское, Батька. Что касается белорусских коллективов, к сожалению, много не назову, знаю только несколько grindcore групп, Pestilentia и Victim Path.

Белорусский фестиваль, на который вы приедете в ноябре, называется Vox Diaboli II. Каково ваше отношение к религиозным аспектам? Считаете ли вы, что основная мысль black metal – прославлять сатанизм? Или подобные вещи – пережиток прошлого и стиль открывает для слушателей гораздо более широкие горизонты?

ExtravaganzaXTRVGNZ: Да, это пережиток прошлого и стиль открывает для слушателей гораздо более широкие горизонты. А вообще, это очень обширная тема для дискуссии. С одной стороны, нам нужно определить, какого рода сатанизм прославляет black metal. Только несколько групп могут подойти к этому вопросу с философской манерой и выразить жанру то уважение, которого он заслуживает.

Большинство так называемых сатанинских black metal групп «царапают поверхность», но не желают быть в этом и вникать в суть. Им кажется, что это круто орать «Hail Satan!» и говорить всяким ограниченным людям, что ты ему поклоняешься. Более того, использование перевёрнутых крестов и других символов на 80% всех обложек black metal релизов понижает всю философию до уровня Микки Мауса и прочей чепухи.

Было время, когда black metal по умолчанию должен был быть сатанинским, и многие пуристы требовали этого от каждой новой группы. Но эти времена изменились. Сейчас есть более интересные темы, духовные убеждения и образ мышления для black metal групп. Опять же,  black metal был не первым жанром, который эксплуатировал сатанизм, и он не будет последним. Со всей этой символикой он был просто более театральным. Мы бы даже сказали, что некоторые другие жанры проявили к сатанизму больше уважения, чем большинство black metal пуристов.

Sisyphean: Лично мы не чувствуем никакой связи со всей религиозной концепцией в black metal и не испытываем к этому никаких эмоций. Я ценю все группы, которые полностью поддерживают эту концепцию, но тема антихристианства меня не привлекает. Мы живем в языческой стране, где никто не заботится о религии, поэтому неудивительно, что мы безразличны к этим вещам.

Сатанизм сам по себе — слишком обширный термин, который усложняет ответ на ваш вопрос, потому что многое зависит от того, как вы понимаете сатанизм в первую очередь. Однако, независимо от того, как вы его понимаете, по моему мнению, главной идеей сатанизма всегда была свобода и индивидуализм. Сатанизм был основным элементом, из которого родился black metal. Black metal прошёл через различные концепции: сатанизм, язычество, мистицизм, суицидальные и эзотерические темы. Он всегда был тем жанром, который подразумевал равновесие мышления — традиционализм, но вместе с тем открытость, непредубеждённость; индивидуализм, но вместе с тем коллективистский элитизм; критический взгляд на мир, но вместе с тем и чувство сочувствия к достойным. Именно это отличает этот жанр и объясняет, почему мы находимся в этом культе.

Какое место занимает в жизни ваших групп внешний вид, имидж? Во время выступлений на концертах на первом месте для вас является подача самой музыки или театрализация, шоу?

XTRVGNZ: На первом месте для нас, разумеется, подача самой музыки.

Sisyphean: Подача музыки всегда была приоритетом в живых выступлениях. Эстетика бесполезна, если энергия, которую вы выпускаете, не сильно связана с вами. Если вы не верите в то, что делаете, то ваши козлиные головы и противогазы — это дерьмо и ничего не стоит.

— Что бы хотели пожелать белорусской публике?

XTRVGNZ: Желаем вам, чтобы у вас не лопнули барабанные перепонки на предстоящем концерте.

Sisyphean:  До скорой встречи, сумасшедшие маньяки.

— Спасибо за ответы! Увидимся на Vox Diaboli II!

Коллективы в FB: Extravaganza, Sisyphean


Беседовал магистр-глав.ред.

За лингвистическую помощь спасибо Андрею Чернику.


Vox Diaboli, Sisyphean

Vox Diaboli II — 4 ноября, в 18:00 / Брюгге

Medico Peste (PL),
Kruk (BY),
Verwüstung (BY),
Exstravaganza (LT),
Sisyphean (LT),
Blackdeath (RU)

Один ответ на “Sisyphean и Extravaganza: мы все из потерянного постсоветского поколения.”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *