ZDANВсё новые бойцы пополняют ряды отечественной black metal дивизии. В данном случае новобранцы — депрессивно-суицидальная группа ZDAN. Лидер коллектива Ольга Янушкевич, известная в музыкальном мире как  Athame. 

— Как называется ваш коллектив? Кто автор названия и откуда оно появилось?

Athame: Наша группа называется ZDAN, что в переводе с белорусского языка означает «призрак». Название группы родилось в моих мыслях как попытка отразить воспоминания о людях, ушедших от нас за черту смерти. Эти воспоминания как призраки неожиданно всплывают в сознании, наполняя душу скорбью. Этой скорбью веет от нашей музыки, она черной нитью проходит сквозь весь альбом и каждый его звук.

— С чего все начиналось?

Athame: Изначально этот проект организовали я, Athame, и Ahnostyk. Мы соединили свои наработки и заложили основу для нескольких песен. Мы планировали вместе все записать, но судьба сложилась по-другому. Ahnostyk столкнулся с жизненными трудностями, и времени на музыку совсем не оставалось. Поэтому дальше мне пришлось действовать одной. В то время деятельность проекта просто замедлилась, всё стояло на месте. Я не стала опускать руки, дописала те песни, что мы начали делать, написала несколько новых. Я не хотела, чтобы материал лежал без дела, поэтому пришло время записи. В основе нашей музыки лежит партия гитары, но проблема была в том, что я не гитарист. Мне нужен был человек, который бы записал музыку. Таким образом, я начала искать гитариста. Пройдя через множество проблем, я чудесным образом нашла его — Disorder’а. Он заинтересовал меня не просто как музыкант, но и как человек, одержимый идеями депрессивного black metal’а. Он смог полностью понять суть и идею музыки, что отразилось в выполнении им партий гитары и баса. Каждый риф на записи был сыгран так, как я его задумывала. Во время записи Disorder пережил весь спектр темных чувств, которые я хотела передать через музыку, и вложил их в звучание живых инструментов. Вокальная манера исполнения на альбоме — надрывный шрайк – лучший способ передать содержание текстов и их смысл. Через лирику альбома я пытаюсь донести до слушателя свою печаль, чтобы найти отклик в душах тех, кто переживает подобные чувства. После завершения записи альбома мы, не без помощи неизвестных нам магических сил, нашли человека (он желает называться Owl Eye Prod.), который придал нашей записи упорядоченный вид и качественный звук. Он не просто накрутил его, но подошел к творчеству с пониманием дела, можно сказать вложил душу, сделав почти невозможное, чтобы песни зазвучали так, как они звучат сейчас. Параллельно с оформлением буклета нам помогала фотограф Ольга Канн. В каждой фотографии спрятана целая история человека, который погиб не своей смертью. А буклет вместе с текстами получился как книга страшных рассказов.

Disorder: Для меня все началось как интересный опыт для самого себя. Особенно после неудачной попытки в прошлом году издать альбом, записанный с братом. Изначально я начал играть в ZDAN как сессионный музыкант. Но с течением времени проект перерос в настоящую группу, где музыканты прислушиваются к мыслям друг друга. А при помощи друзей, которым не было безразлично, альбом приобрел свой полноценный вид.

— Откуда черпаете вдохновение?ZDAN

Athame: Мы ищем вдохновение в одних из самых ярких человеческих чувств. Нет, это не любовь :) Яркие, но очень тяжелые чувства находятся на мрачной стороне человеческой жизни. Это чувства, связанные со смертью, потерей близкого человека. Ничто так не опустошает человеческую душу как печаль и траур, и ничто так не наполняет её мраком. Косвенными темами в альбоме прослеживаются душевные страдания о несовершенной сущности людей и их страшные поступки. Ненависть, боль, месть, одиночество, тоска… Или можно рядом с этими чувствами разместить слово “вдохновение”?!

Ahnostyk: Через бесконечность одинаковых дней, которые в своём надоедливом темпе вместе с твоим настроением понемногу затягивают чувства и желания, начинает рождаться музыка. Она не ставит собой цель закладывать какой-то посыл к человечеству или к отдельным людям. Она просто встаёт в мыслях во время рядовой городской поездки по делам, или просто так. Без цели и без всякого смысла, вообще. Мелодии естественно, можно даже сказать, непреднамеренно рождаются во время рассуждений о своём внутреннем состоянии. Они передают таким образом истинное отношение относительно настоящего, будущего и, самое главное, прошлого времени. Для тех людей, которые не могут так просто избавиться от прошлого, которое насквозь отравляет жизнь человека против его желания, трудно придумать другую музыку, которая бы не сумела передать всё суммированное за долгое время. DSBM — не просто стиль, это образ мышления, это шифр к чему-то затаившемуся в нашей жизни. Тому, чем хочешь поделиться с избранными слушателями. С теми, которые через ноты узнают о своём, наболевшем — такое понятное и не однажды пережитое на собственном опыте, которое не забыть никогда и невозможно оставить на вечный покой, «Donec Mors Nos Separaverit».

Disorder: Вдохновение окружает нас со всех сторон. Вся боль, все душевные переживания отразились в музыке и текстах этого альбома. И конечно же, личные потери очень сильно повлияли на этот релиз, этими переживаниями и пропитана вся музыка.

— Что хотите показать на альбоме, какой посыл донести?ZDAN

Athame: Часто достойные жизни люди умирают, прожив короткую жизнь, или обрывают её собственными действиями. Мы помним о тех, кто ушёл навсегда из мира живых в последующий путь. Их дорога идёт в «Вырай», а может после ничего нет, только мёртвые знают… Память о близких людях будет жить в сердцах живых, пока горит в них траурный огонь скорби. Наши песни будто причитания об умерших, как дань их памяти.

— Какие музыкальные группы оказали наибольшее влияние на формирование твоего музыкального вкуса? 

Athame: Woods Of Desolation, Lifelover, Nocturnal Depression, Gris, Colworld, Happy Days, Thy Light, Wedard, Hadoth… Из отечественных — I’m Nothing, Ordo Templi Orientis.

— Какие коллективы из Беларуси, на твой взгляд, имеют хорошие перспективы выйти на мировой уровень?

Athame: Massenhinrichtung, Vapor Hiemis, Piarevaracien, Dymna Lotva, Victim Path, Plemя, Apologeth, Jar…

— С какими наибольшими трудностями вы столкнулись при записи материала? 

Athame: Самой большой трудностью для меня был поиск людей, которые могли бы записать, свести и оформить этот альбом. Но тем не менее люди нашлись. В мире, где каждый ищет для себя выгоду, отзывчивые и бескорыстные люди, с которыми мне посчастливилось работать над альбомом, —  большая редкость.

Кроме того, по мере записи меня преследовали сплошные неудачи – нелепые, от меня не зависящие совпадения, которые складывались в цепочку из постоянных препятствий. Будто весь мир противостоял мне и не хотел выхода альбома. Но я нашла в себе силы преодолеть все трудности и довести начатое до конца. Конечно, надеюсь, что это не конец и в планах второй альбом.

«В мире, где каждый ищет для себя выгоду, отзывчивые и бескорыстные люди, с которыми мне посчастливилось работать над альбомом, —  большая редкость.»

— Как друзья и знакомые относятся к твоему увлечению? 

Athame: В моей жизни очень мало людей, которых я могла бы назвать друзьями. И даже с теми немногими, кто ими является, я пока не делилась новостью о выходе альбома. Я держала всё в тайне. Хотела сначала завершить работу над ним, а потом поделиться с друзьями. Когда душа горит идеей музыки, записи и всего что с этим связано, тяжело не закричать об этом на весь мир, но я предпочла до поры до времени держать эту информацию при себе. Не думаю, что мои близкие адекватно воспримут моё увлечение DSBM, поэтому я пью свой яд в одиночестве. Наверное, только участники группы были в курсе происходящего.

 — Планируете ли концертную деятельность в будущем?

Athame: Пока не планируем, но и не отрицаем такой вариант.

Disorder: О концертной деятельности, наверное, говорить ещё рано. Нет полного состава.  Тем более, ещё немаловажен и тот факт, что мы параллельно заняты в других проектах. Но мы не исключаем вариант выступления.

— Чем обусловлен выбор языка текстов, а именно — белорусский?

Athame: Мы белорусы. Наш язык белорусский. Хочется быть достойным того, чтобы с гордостью говорить об этом на своём родном языке. Ношу родной язык в душе как сокровище, чтобы вложить его в своём творчестве.

— DSBM, на твой взгляд, всё же призывает слушателей переживать боль, углубляться в это состояние беспомощности, заниматься членовредительством или же имеет своей целью другие вещи? Например, достигнуть облегчения через принятие. 

Athame: Я думаю, что к такой музыке как DSBM приходят люди, которым не понаслышке знакомо состояние душевной боли, депрессии, апатии, безысходности и навязчивое желание свести счёты с жизнью. Эти люди берут близко к сердцу весь ужас происходящего в мире, в их повседневности чёрная полоса сменяется серой. Как может углубляться в депрессивные состояния человек, который и так находится на дне самой бездонной пропасти? DSMB – это попытка отражения состояния души через музыку, своего рода сублимация, которая может принести облегчение как автору так и слушателю. А насчет «членовредительства» скажу только одно: клин клином вышибают. Некоторые люди, испытывая физическую боль, таким образом заглушают боль душевную.

«DSMB – это попытка отражения состояния души через музыку, своего рода сублимация, которая может принести облегчение как автору, так и слушателю.»

— По жизни ты больше депрессивный или позитивный человек?

Athame: Мой характер и склад личности понравится далеко не всем, я склонна к депрессии, пессимизму, панике, одиночеству, самокопанию и самокритике, осуждению себя и окружающего мира, и даже к занудству. Я не уверена в себе и вокруг вижу скорее отрицательную сторону происходящего. В прошлом я пыталась работать над собой, чтобы производить приятное впечатление на окружающих, однако сейчас я принимаю себя такой, какая я есть, и таким образом нахожу гармонию с самой собой.

— Какие бы слова поддержки, пожелания ты бы хотела передать нашим читателям и вашим слушателям? 

Athame: Хочется сказать людям, которые в настоящий момент переживают тяжелые события в жизни, чувствуют опустошение и боль, что жизнь коротка. Нужно ценить каждую минуту и проживать каждый день как последний, ведь с каждым днём смерть всё ближе. Что бы не случилось, не выбирайте смерть, цените жизнь. Смерть сама за вами придёт в назначенный час.

«Что бы не случилось, не выбирайте смерть, цените жизнь.»

— Спасибо, ребята. Успехов вам!

Впечатления «выживших» от «суицидальной» фотосессии для буклета Zdan:

ZDAN

Nokt: В день съемок фон был отличным — снежные просторы и покрытые инеем деревья.

Этот холод я и старалась передать. Я закрепила на яблоне петлю, закрыла глаза и растворилась в ощущении «меня нет». Смерть и холод идут рядом.

Было очень холодно, коченело тело. Если не думать об этом и перестать дрожать, то чувствуешь как сливаешься с миром. Весело было особенно, когда ехал лыжник, а тут я так просто на дереве вишу)

Петли на дереве развесили, мимо бабушки с внучками и саночками, а тут товарищи покойники в чистом поле. Чего там, надо — ну надо, вешаться — значит вешаться).

Илья: Для меня съёмка — это всегда интересно, это отличная возможность проявить себя, надеть маску и обыграть чью-то историю. Морозная погода, и тот факт, что было несколько образов, также помогли проникнуться в эту общую атмосферу и концепцию суицида, вышел такой некий Suicide Squad.  ZDANДля меня мой образ был лично мне не свойственен, однако прочувствовать безысходность, безразличие к этому миру, боль утраты и на некоторое время представить, что в мире есть только чёрное и белое, мне удалось. Знаете, это как будто с тебя сняли эти «оранжевые очки» и тем самым отобрали видение того самого радужного будущего, которые мы так все с вами постоянно хотим видеть, и пришло понимание того, что ты уже не живёшь, ты просто существуешь.

Да, мрачновато конечно. Но такие образы и атмосфера тоже дают определенные эмоции и мысли, чтобы подумать, так сказать, поставить себя на место другого или вжиться в чужую роль, чтобы самому представить и понять чужие мысли и чувства. Так что мне съёмки понравились, было приятно пообщаться с творческими людьми, видеть косые, непонятные лица прохожих, мол, что не так с этими ребятами???

Вадим: Впечатлений вообще море! Мне больше всего понравилось то, ZDANчто собрались самые разные люди, разные типажи и разные по своей судьбе и образу жизни люди, но нас объединяла готовность участвовать в общем интересном деле. Второй момент — погода и атмосфера. Мы сражались с жуткой холодрыгой и прочей жутью. Поразился стойкости девушек — Nokt и Света справились с задачей на «отлично», и если Nokt готова на любую жертву ради искусства и смело бежала сиськами на амбразуры, то Свете пришлось очень и очень непросто выстоять свою роль. И тем не менее, ребята молодцы все! Илья, позитивный суицидник стойко продержался три часа с голыми руками — мужииик! Женя, мертвый воин — тоже молодец, держался бойцом, хладнокровно и не менее позитивно играл свою роль. Это было потрясающе! Складывается впечатление что сама погода повлияла на результат. Солнечно и чертовски холодно. Суровость и трагичность ролей — все это захватывало до глубины души. Мы справились! P.s. У меня до сих пор на капюшоне куртки искусственная кровища, даже отстирывать не хочется!

Света: Люблю я примерять на себя различные образы для съёмок! Вдохновляюсь этим и хочется сниматься ещё и ещё. Эта съёмка, пропитанная холодом, во всех смыслах слова, не стала исключением. Узнав идею слегка ужаснулась даже! Мы все-таки мёртвых играли! Я была утопленницей. Не знаю почему, но именно этот образ мне сразу и приглянулся. У каждого была своя история смерти, что по итогу заставило ответственнее отнестись к сию мероприятию. В день Х можно было не наносить грим, ибо и так все были белые от холода. Я ловлю кайф от такого, своего рода, преодоления!) Забавно было наблюдать, как некоторые проходящие ускоряют шаг, а другие наоборот, постоянно оборачиваясь, наблюдали за окровавленными, с петлей на шее ребятами посреди белого поля.

Текст, перевод — Ольга Канн.

Фото Ольги Канн и из личного архива участников.